Speaker Rabbit

abbra


CIFS: curious information funneled sometimes


Previous Entry Share Next Entry
Мы наш, мы новый закон построим. До основанья, а затем...
Speaker Rabbit
abbra
ailev и vitus_wagner довольно часто дискутируют в своих журналах на темы экономической целесообразности развития тех или иных технологий. В связи с последней дискуссией у Витуса, мне вспомнилась история влияния частного бизнеса на государство в 1960-х годах в США, которая крайне красноречиво описывает то, что можно наблюдать в России последние лет десять, но совершенно с другими результатами для общества. Вчерашняя годовщина первого полета в космос приходится весьма кстати и позволяет продемонстрировать контекст этого влияния.

Итак, в конце 50-х и начале 60-х США столкнулись с реальной проблемой: капитализм в целом и страна в частности не смогли обеспечить лидерство и даже паритет с коммунизмом в космической сфере. Попытки политической элиты поставить все ресурсы страны на борьбу с технологическим коммунизмом не помогали. Зажигательное обращение Кеннеди, поднявшего глаза страны к Луне и высокой идеей спровоцировавшего рост технического образования и технологических разработок при щедром финансировании, не приносило реального дохода. Виной тому была политика государства в лицензировании частному сектору изобретений, разработанных в рамках государственных контрактов. Фактически, дело дошло до того, что многие компании даже не сообщали о своих изобретениях государственному заказчику. Так, в 60-х следующие взгляды в отраслевых журналах были преобладающими:
"It’s about time something concrete was done about the question of proprietary rights," complained the aerospace trade journal, Missiles and Rockets, in its July 24, 1961 issue. "Ours presumably is a society based on economic, democratic capitalism, not communism. We count on competition among private firms to keep us ahead of the Russians . . . . To dispossess a company of its know-how is to take away its winning weight on the shuffleboard. . . . In the competition with the Soviet Union in the decade ahead, every bit of industrial skill this nation possesses must be available to the government. Anything that threatens the enthusiasm and willingness of private firms to participate in government programs endangers our chances of survival as a nation. Missile/space industry firms are willing to gamble time and capital in programs such as Apollo. But they must be assured that they will not be denied the benefits of their efforts."

A month later, the industry’s leading trade journal, Aviation Week and Space Technology, reported on a study it had conducted that concluded that "only a fraction of the inventions made under NASA research contracts actually are reported to the space agency." More importantly, NASA’s patent policy was preventing the agency from obtaining expert industrial participation in the space program; some firms had "not dared to enter into any agreement with NASA or any of its prime or subcontractors which might be construed to invoke research and development work on [their] part;" thus "NASA patent policy [had] a ‘debilitating effect upon industrial incentive".


Это цитата из замечательного исследования директора департамента стратегического планирования НАСА Сильвии Катарины Кремер, опубликованного в 1999 году. Отрасли, работавшие над решением национальной сверхзадачи, старались не упустить и свою выгоду, а государственная политика им в этом явно не помогала. Неудивительно, что различные попытки "сбалансировать" политику лицензирования собственных разработок на общественные средства приводили к активному лоббированию в конгрессе и даже Белом доме. Потребовалось около двадцати лет и правление четырех президентов, чтобы эта работа завершилась "победой" -- вначале сознательным затуманиванием и размыванием правил выдачи лицензий на использование патентов и технологий, принадлежавшим государственным агентствам как результат исследований и госконтрактов, а затем и прямым изменением закона об авторских правах и патентного права в 1983 руками Рональда Рейгана.

Каков же результат? 20 лет лоббирования интересно оценить по следующим 20 годам работы этих законов. В своей работе Кремер приводит пример НАСА. За период 1976-1996 НАСА зарегистрировала на себя 2620 патентов на изобретения, выполненные на государственные деньги. За этот же период НАСА "отпустила на свободу" 1716 патентных заявок, передав права на них компаниям, которые сделали эти изобретения. Средняя номинальная стоимость каждого патента составляла около 40 миллионов долларов США. Это означает, что государственных средств на их разработку было потрачено около 68.8 миллиардов. За 20 лет эта сумма составляет около 64% всего научно-исследовательского бюджета НАСА.

То есть, результат лоббирования смены законодательной базы позволил только связанным с НАСА отраслям стать отдельным сектором экономики страны. Дальше -- больше. Основная направленность патентов НАСА за этот период -- средства контроля качества и измерения экспериментальных данных. Следующая категория -- технологии извлечения энергии или распространения энергии (электрической и химической).

Итак, контроль и измерительные приборы и энергетическая эффективность. И лишь затем аэронавтика и материаловедение, включая биохимию. До информационных технологий и технологий связи еще были добыча и переработка природных материалов. В то время как мы сегодня в основном думаем о результатах в аэронавтике и информационных технологиях, реальность такова, что из оставшихся в ведении НАСА патентов основная масса лицензий частными компаниями была получена на технологии электромоторов, синтетические материалы, методы повышения/понижения вязкости поверхности предметов, биохимические технологии и прорывы в хирургии.

Все эти технологии сформировали базу индустриальному взрыву в США в 80-90-е годы, позволили создавать сложные контролируемые производства с постоянно повышаемой сложностью и точностью обработки. Они же послужили одним из могильщиков старых технологий и способов производственной деятельности. Как легко заметить, новшества в контроле качества и измерительной технике делали традиционные методы ведения производства практически ненужными, одновременно сокращая производственный цикл и делая производство менее зависимым от конкретных школ или традиций.

Это "уничтожение школ" и резкий скачок в производстве я считаю одним из важных аспектов сложившейся ситуации, когда современные предприятия и исследователи не могут опираться на разработки 50-70-х годов и "восстановить производство шаттлов". Совершенно аналогичная по результату ситуация на постсоветском пространстве имеет похожий движущий фактор -- подкрутку законодательства под собственные нужды. В отличие от американской истории эта подкрутка не была направлена на создание собственного сектора экономики. Она ориентировалась и продолжает ориентироваться на краткосрочные результаты в основном финансового характера.

Из этой истории можно сделать несколько выводов. Один из них очевиден: те, кому небезразлично развитие технологического сектора страны, необходимо внимательно и настойчиво концентрировать свою деятельность в том числе и на работе с законотворцами. Объяснять, дискутировать, парировать и серьезнейшим образом вовлекаться в законотворческий процесс. Лоббирование интересов необходимо не только на уровне писем к высоким чиновникам, нужна постоянная и жесткая работа с четким долгосрочным прогнозированием не только технологического, но и юридического будущего.

  • 1
Я так и не понял: что они изменили в законодательстве?

Все разработки, сделанные частным сектором по госконтрактам, принадлежали государству и "увести" их в частный сектор, чтобы разработавшие их компании могли получить преимущества при использовании, было практически невозможно. Лоббирование поправок привело вначале к тому, что государство разрешило частникам получать лицензии на использование этих разработок за копейки, с размытыми критериями "кому и что давать", а затем и вовсе организовало балаган с отказом от владения патентами с передачей их разработавшим эти технологии подрядчикам. А те уже патентовали технологии и собирали деньги с остальных за лицензирование.

Пример НАСА показывает, что таких "подаренных" на бюджетные деньги патентов было получено на общую сумму в 64% бюджета агенства за 20 лет.

Суть тут в том, что сделаны эти разработки были на общественные средства, а потом общество еще многократно платило за эти же изобретения из-за выстроенных запретительных барьеров на использование: патент -- это монополизация изобретения на некоторый, весьма существенный в рамках общественной жизни, срок.

Вроде бы НАСА начинает понимать, что информация должна быть открытой. Надеюсь и патенты будут признаны злом. Разъяснительная общественная деятельность тут, конечно, очень важна.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account