Speaker Rabbit

abbra


CIFS: curious information funneled sometimes


Previous Entry Share Next Entry
Языковые итоги
Speaker Rabbit
abbra
В Финляндии языковая подготовка ведется по общеевропейской модели, http://en.wikipedia.org/wiki/Common_European_Framework_of_Reference_for_Languages. Существует три градации --- A, B и C, для каждой из которых есть два этапа. Итого получается шесть базовых уровней: A1, A2, B1, B2, C1, C2. При обучении уровни делят на дополнительные модули, соответствующие их сложности. Начав с нуля на первом курсе и дойдя до A1.2, мы затратили еще два месяца второго курса для достижения A2.1, а затем весь третий курс "полировали" A2.2. Знаний уровня B1 должно хватать для самостоятельного существования как носителя языка. Во всяком случае, так считает финское правительство для подающих на гражданство.

Блок курсов, на которых я учился, относится к интенсивной подготовке. Чистое время обучения составило шесть месяцев, четыре часа в день, четыре дня в неделю, с дополнительными четырьмя часами домашних занятий. Получив справку о владении языком на уровне A2.2, можно подвести некоторые итоги.

Методика



Курс строится на последовательном практическом изучении языка. В качестве опорного материала выступает один из многочисленных комплектов учебников --- параллельно существует где-то дюжина различных пособий, выпущенных преподавателями разных вузов. Каждое пособие включает в себя несколько книг и аудио-материалов. В реальности преподаватели курсов берут один комплект в качестве основного и дополняют материалами из других источников. Мы часто выполняли аудирование по материалам трех-четырех других учебников и онлайновых курсов от YLE и Ювяскюльского университета. Это особенно хорошо заметно, поскольку каждый учебник озвучен своей группой носителей языка, с неповторимыми интонациями, которые через некоторое время легко определяются.

В интернете можно найти ответы на задания практически всех учебников, но это не самое важное. На самом деле, знание ответов слабо помогает, потому что для формирования нового языкового центра нужно совершать ошибки и корректировать их вместе с учителем или носителем языка, а не бездушной страницей из скаченного PDF.

Принципиальным отличием при изучении финского языка в Финляндии от традиционного подхода к изучению иностранных языков на постсоветском пространстве является упор на практическое освоение. Теория, в виде свода правил грамматики, дается в минимальном виде. Правила изучаются на примерах, зачастую без логического обобщения. Создается впечатление, что многие авторы учебников не умеют излагать мысли системно. Правила выглядят разрозненными и притянутыми за уши, хочется их систематизировать и понять, но для этого нет ни времени, ни материалов. Подход этот, скорее всего, основан на том факте, что основными потребителями курсов и учебников являются люди без какого-либо университетского образования, а если речь идет о беженцах, то и без примитивного владения азбукой и способностями писать латиницей. Поэтому предлагаемые учебники и не воспринимаются теми, у кого есть хотя бы базовая способность системного освоения материала.

Учебные задания



Занятия строятся по следующей схеме. Сначала выполняется совместная проверка домашнего задания. Затем выдается новое задание, закрепляющее материал прошлых уроков. Затем --- новая тема и ряд заданий по ней. Диалоги и ответы на вопросы перемежаются с письменными упражнениями и аудированием. Схема традиционна и понятна всем.

Классы оборудованы проектором, который показывает как содержимое экрана учительского компьютера, так и лист бумаги. Очень часто в классе присутствует интерактивная доска, служащая и устройством целеуказания для программы, исполняемой на компьютере --- в этом случае весь класс может видеть, например, как группа у доски перетаскивает продукты в корзину и платит по счету, или как учитель пишет на листе бумаги.

Эта интерактивность с вовлечением всего класса оказывается крайне важным средством социализации. Язык невозможно выучить в одиночку, необходимо взаимодействие. Проектор позволяет учителю писать задания или ответы на листе бумаги, одновременно заставляя всех концентрировать внимание. Поскольку скорость рукописи более-менее одинакова как у носителей языка, так и у изучающих, то планомерное заполнение ответов в процессе опроса обучаемых дает потрясающий эффект --- люди видят процесс генерации слов и предложений, вовлекаются в него на другом языке. Эту погружающую генерацию контекста и контента нельзя переоценить, она восполняет естественную пропасть, которая возникает при работе в больших группах (обычно на курсах группы в 18-20 человек).

Практические задания



Письменные задания делятся на несколько категорий. В учебниках большинство заданий требуют заполнения полей по образцу: просклонять слова, поставить указанное слово в правильный падеж, выполнить отрицание имеющегося предложения, перевести предложение из одного времени в другое.

Письменные задания, выдаваемые учителем отдельно от учебника, были более разнообразными. Мы связывали разрезанные на отдельные части и смешанные диалоги. Находили соответствия между колонками предложений, описывавших некоторые понятия и события. Отыскивали в решетке, заполненной буквами, слова на определенную тему. Играли группами три-четыре человека в игры, где необходимо было бросать кубик и двигаться по игровому полю, выполняя языковые задания --- часто это были вопросы, на которые нужно было дать ответ вслух. Играли в карты, пытаясь собрать колоду определенного типа (птицы, цветы, деревья, ...) и задавая вопросы остальным игрокам о том, есть ли у них отсутствующий объект.

Отдельно можно выделить графические задания. Например, двум игрокам выдавались похожие, но отличающиеся в деталях картинки и необходимо было установить, что есть у противника, задавая вопросы вида "Есть ли у тебя ... в таком-то месте?" В других заданиях необходимо было нарисовать на листе бумаги расположение объектов, которые описывал персонаж звукового задания.

Звуковые задания построены особенным образом. Дело в том, что финский язык имеет несколько ипостасей, которые используются в реальной жизни в равной степени. На курсах в первую очередь изучают литературный язык. На улицах же говорят на бытовом финском, puhekieli, ярко отражающем языковую эволюцию, с тенденциями упрощения сложных сочетаний звуков и заменой одних окончаний другими. Этот язык так же нормален, как и литературный и в культурном плане нет социального деления --- и "низы", и "верхи" говорят на нем в неофициальной ситуации (да и в официальной тоже), однако на нем не пишут, за исключением электронной почты. Поэтому в записи бытовой язык для ученика выглядит странным, ведь его учат прежде всего, что "так писать нельзя". Дополнительной пикантностью является то, что не существует единственно правильной формы как в литературном, так и разговорном языках. Напротив, в разговорном языке есть целый спектр упрощений, применямый или применявшихся последовательно в течение десятков лет. Все эти формы будут правильными, но как именно они возникли чаще всего никто не объяснит.

Соответственно, звуковые задания строятся на воспринятии как литературного языка, так и разговорного. Необходимо отвечать на вопросы по диалогам -- выбирать "верно или неверно", вписывать собственный вариант ответа и так далее. Умножаем все это на два варианта произношения, а на самом деле на весь спектр вариантов упрощения произношения и получаем прекрасный зоопарк, от обитателей которого голова превращается в мелкую кашу.

Сочинения



Уже с первых недель первого курса в качестве домашних заданий давали писать сочинения. Вначале простые --- распорядок своего дня по образцу, описание праздника. Затем более сложные -- диалоги в больнице или при приеме на работу, открытка другу из отпуска на неопределенную тему, рассказ о том, что делал в выходные или на праздники. Особенную сложность представляют из себя согласования глаголов и падежей, которые они требуют от объектов и субъектов. Существуют целые таблицы глаголов с указанием необходимых локативных и прочих падежей, которые они требуют и даже книги (Tarkista tästä!, например). Запомнить все эти требования можно только физически написав необходимые предложения, теоретизация тут слабо работает. Да и подводить лингвистическую теорию получится не под все глаголы.

Для меня принципиальным было доказать самому себе, что возраст играет малую роль в изучении языка. То есть, он обуславливает скорость некоторых процессов, но выучить язык во взрослом возрасте можно и не так уж сложно. То, как это происходит с детьми, я наблюдаю на собственных отпрысках -- для них уже норма получать 9-10 баллов по десятибалльной системе. Супруга выучила финский до уровня B2 за полтора года, так что главным фактором является интенсивное изучение и практика, а не возраст.

Однако с говорением за пределами курсов намного сложнее. Преподаватель финского языка на первых курсах, которые организовывал мой предыдущий работодатель полушутя-полусерьезно говорила о том, что для финнов ошибки, которые совершают иностранцы, говоря на их языке, вызывают физическую боль. Поэтому большинство из них предпочитают переходить на английский, чтобы эту боль не испытывать. Заодно и иностранца ошибками в английском подавить можно. Шутка.

Тем не менее, в столичном регионе с настоящей практикой языка сложно. В магазинах действительно часто переходят на английский, видя замешательство (ты подбираешь слово, а они думают, что ты не понял, что было сказано). Прислушиваясь к разговорам на остановках или в автобусе/электричке, можно и по шее схлопотать. А так, конечно, огромное разнообразие материала для лингвиста-любителя.

  • 1
Я злостно делаю вид, что английского не знаю. Пусть испытывают боль, но мне надо тренироваться на живых людях. :) Другое дело, что в магазинах многому не научишься.

Мы с подругой, когда приехали сдавать на perustaso с изумлением обнаружили, что для жизни нашего финского более чем хватает. Мы специально приехали за день до экзамена и тренировались на людях. Например, приставали к прохожим с вопросами, как добраться до определённого места. Сходили в пару ресторанов. Нашли банк, где я заплатила за экзамен (оказалось, что далеко не все места с вывеской pankki в состоянии провести нужную мне операцию). Попытались сунуться в гостиницу раньше назначенного времени и выяснить, есть ли возможность получить номер прямо сейчас. Словом, развлекались, как могли.

Оказалось, что языка вполне хватает, что не потеряться в бытовых ситуациях. Но как же его мало-мало-катастрофически мало, чтобы общаться нормально. :(
Сейчас проблему решаем через финские сайты знакомств. Иначе болтать о разном не научиться. Только заводить дружеские контакты.

Возраст же действительно роли не играет. Было бы желание.

Да, все так и есть.

С общением мне коллеги на работе помогают, да и дети дома по-фински говорят.

Ага, я использую дочь как грамматический справочник по родам слов.

Я взял (оплачиваемый!) отпуск по учебе и учил на интенсивных курсах при универе. Эти курсы дорогие, беженцев на них не записывают, и грамматика дается системно (а для тех кому мало, есть еще дополнительный курс только про грамматику). Для программиста - самое то :) Используемый учебник - Suomi Sujuvaksi 1 и 2, и примерно такой же объем дополнительных распечаток, для которых нужно заводить отдельную папку.

Писать сочинения - да, самое сложное. Написал страницу - будто весь день кирпичи таскал.


У меня ровно тот же учебник, дорогие курсы, только не в университете, а в Эспоо. На работе отпуск не брал, просто сдвинул график. Тяжело, но полгода выдержал.

Что касается грамматики, Марьюкка Кенттяля все-таки в своем учебнике не очень системно подошла. А может быть у меня как архитектора требования завышенные? :)

Да, я сравнивал с другими учебниками, везде одна и та же беда. С другой стороны, читать Iso suomen kielioppi не всем просто, там очень сухой язык. (http://scripta.kotus.fi/visk/etusivu.php)

Iso suomen kielioppi для профессионалов-лингвистов, а для изучающих язык есть простая и вполне понятная книжка про грамматику by Leila White - причем в английской и финской версиях. Впрочем не сказать чтобы она мне сильно пригодилась, почти всегда учебника и распечаток хватало.

На всякий случай, про оплачиваемый отпуск и как его получить, написано здесь:
http://www.koulutusrahasto.fi/en/adulteducationallowance/
(к моему удивлению почти никто про данный social benefit не знает)

От начала занятий до успешной сдачи YKI keskitaso у меня прошел ровно год.

Марьюкка -- это кошмар какой-то, полная помойка в голове, выплеснутая на бумагу. Бессистемная мешанина. Что характерно, на последних курсах, на которых я учился, наша учитель придерживалась того же взгляда на Марьюккино графоманство, но была обязана пользоваться именно этим учебником.

Про несистемность — сейчас и в России так модно учить языки. Что на курсах, что в школах.

Для иностранных языков вроде как так лучше — больше практики чем теории. А вот то что так сейчас и русский учат, это как-то странно.

С моей колокольни системность и больше практики друг другу совсем не противоречат. Проблема в том, что многие учителя просто не обладают необходимым материалом, чтобы излагать вопросы системно.

С другой стороны, существенную часть курса составляет введение в культуру и историю страны. Традиции, основные события, знаковые объекты, предрассудки разных регионов, -- все это у нас было. Можно было бы добавить как одни звуки в другие трансформировались, это основы. Да и, скажем, как распространение торговых операций в регионе Саво повлияло на активное использование пассива в языке для выражения приватности образа жизни -- огромный пласт "странностей" стал бы понятен и логичен.

Но вместо это в учебниках "как выбрать унитазный ёршик в качестве подарка на новоселие". :)

Не знаю на счёт учителей. Русские учителя (советские или совсем чуть-чуть пост-советские) как раз не очень довольны такой "бессистемностью". А вот современным учителям вроде нравится новая модель обучения языку. Хотя, те же выпускники иняза (не учителя) очень прохладно отзываются и тоже из-за отсутствия системы.

Мой взгляд:

Вот я учил английский уже "по современному", а немецкий ещё в советской школе. На практике получаю, что даже грамматику английского я знаю лучше. Тут, конечно, дело в использовании — английский использовал явно больше. Но после "бессистемного" курса я стал лучше понимать именно "смысл" грамматики. В школе нам навязывали некие схемы, таблицы, без объяснение почему и зачем и главное где это применять. А сейчас дают очень немного правил, только основные, но зато больше объясняют где как их использовать. И от этого больше понимания приходит.

Понимание приходит прежде всего от использования, чтения неадаптированных книг, разговоров, написания собственных текстов, просмотра фильмов и передач, изучения исторических источников. Бессистемность в сочетании с практикой дает скорее быстрое погружение и ложное ощущение понимания.

И то, и другое нужно. Грамматика нужна, чтобы выбраться на автоматизм и не выдумывать обороты, которые звучат похоже, но на деле не являются нативными. Ложное ощущение понимания нужно для того, чтобы преодолеть внутреннее психологическое сопротивление и позволить доверяться больше новому языковому центру в мозгу, а не пропускать все через другой (родной) язык.

Крайне важно научиться понимать культуру и историю народа, в среде которого живешь и чей язык изучаешь. Примерно треть от употребляемых оборотов в жизни опирается на культурные клише, которые без этого просто не будешь знать. Это занимает значительно больше времени, но результат даст о себе знать.

"как распространение торговых операций в регионе Саво повлияло на активное использование пассива в языке для выражения приватности образа жизни "

а расскажите, пожалуйста!

Очень многое из написанного сходится с моим опытом изучения двух государственных языков Бельгии. Типичный пример пренебрежения структурированным подходом и правилами - обучение чтению во французском языке. Если попытаться формализовать превращение письменной формы в звуки во французском языке, правил будет очень много, и они будут сложными, поэтому везде начинают обучение по принципу "вы повторяйте за мной", и "читайте как получится", авось когда-нибудь подсознание само разберётся и поставит всё на свои места. В результате я на гораздо более старших уровнях, чем A2.2, встречал людей, неправильно читающих слово "je" ("я"), что удивительно. Да, публика налагает ограничения. Чтобы понять, как читать "е" в разных контекстах, нужно понимать, что такое открытый/закрытый слог, а о каком открытом/закрытом слоге может идти речь, если нельзя гарантировать, что студент понимает разницу между гласными и согласными. И я лично с таким студентом встретился, но уже изучая другой язык. Кроме того, он не понимал, что такое ударение.

Как-то вышли на перерыв и встретили на улице паренька из юго-восточной Азии, который работал в Нокии до увольнений. Он на параллельном курсе тогда только начал учиться. Один из его вопросов поразил: "А как вы с кириллицы на латиницу смогли перестроиться, с трудом или без?". Это программист, да.

продолжая байки.

Франкоговорящий парень не мог понять, когда в нидерландском языке употреблять dochter (дочь), а когда meisje (девочка), и не понимал разницы. Ну и что, что твой ребёнок женского пола именно *твой*, всё равно, он же всё равно девочка. А дело в том, что во французском и дочь, и девочка - это одно слово, une fille.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account